Тренажер МиГ-29Б: пуско-наладка и обучение

Тренажер МиГ-29Б: пуско-наладка и обучениеПуско-наладочные работы — момент истины любого тренажерного проекта «Динамики». Как правило, пуско-наладка предполагает целый комплекс работ, связанных с монтажом и опробованием оборудования на территории заказчика, более тонкую и детальную настройку тренажера перед вводом его в эксплуатацию. Обучение персонала заказчика  — еще один важный этап, от которого во многом будет зависеть не только эффективность использования нового оборудования, но и продолжительность его жизненного цикла. Обо всем этом, а заодно о своих впечатлениях о стране и ее жителях рассказывают участники проекта модернизации тренажера МиГ-29Б для ВВС Мьянмы.


Максим ГРИГОРЬЕВ, руководитель проекта:

 “Поскольку мы не имели точной информации о состоянии помещения для размещения тренажера, первой группе наших специалистов предстояло в первую очередь оценить состояние дел и возможность приступить к выполнению пуско-наладочных работ. Прибыв на место, мы были приятно удивлены полной готовностью помещения. Все наши замечания, высказанные ранее, были выполнены вплоть до последней буквы. Особое впечатление производила система кондиционирования: все стены были увешаны кондиционерами так, что свободного места практически не осталось, и когда в честь нашего приезда их все «врубили» на полную катушку, мы очень быстро замерзли, после чего взяли дальнейшее управление этим хозяйством в свои руки.

Первой группе специалистов предстояло подготовить фронт пуско-наладочных работ, распаковать и подготовить к сборке оборудование, собрать каркас экрана и пр. и пр., и они блестяще справились со своей задачей. Конечно, как всегда, не обошлось без неприятных сюрпризов – из-за жесткой транспортировки кабина тренажера получила повреждения, которые пришлось устранять на месте. В очередной раз нашим специалистам пришлось проявить незаурядную смекалку и находчивость, чтобы исправить ситуацию. Конечно, очень помогало доброжелательное отношение и помощь местного персонала. Вообще приятной неожиданностью стало то, что на улицах все тебе улыбаются, многие приветливо машут рукой. Практически не видно угрюмых озабоченных лиц, хотя уровень жизни людей довольно скромный.

Отдельную благодарность хотелось бы выразить В.И.Кончакову и А.С.Чобоняну за организацию нашей жизни в Мьянме, в результате чего наш быт был отлично устроен и давал возможность нормально отдыхать после работы. Мы жили в недорогом и комфортабельном отеле с лучшей кухней в городе, которая позволяла выбирать блюда на любой вкус – острые и не очень. Конечно, приятно было и то, что принимающая сторона организовала культурную программу, благодаря которой мы смогли осмотреть самые интересные пагоды в окрестностях Магуэ, посетили древнюю столицу Мьянмы — город тысячи пагод Баган и другие красивые места.”


Александр КОЗАЧЕНКО, Заслуженный военный летчик России, начальник методического отдела:

“Мы побывали в удивительной стране – красивой и бедной, древней и интересной – Мьянме. Она настолько далеко от нас, что дорога туда заняла три неполных дня. Удивительно – живем на одной планете, в одно и то же время, и так по-разному.

Мы с интересом смотрели на мьянманцев и их необычную, непривычную для нашего понимания жизнь, и одновременно ловили на себе их любопытные взгляды. Я увидел неподдельную доброжелательность, уважение, улыбки детей и стариков и ни разу не видел злых лиц, ссор, ругани и криков. Видимо, это типично для буддистов. Страна очень верующих людей, все идут к своему богу, истово молятся и несут Будде деньги. Деньги и подношения в пагодах — везде, куда ни кинь взгляд. Причем несут деньги и совсем бедные люди. Интересно, что горы этих денег, золото и роскошь храмов совершенно не вязались с окружающей бедностью — плетеными хижинами, старыми праворульными автомобилями, повозками на деревянных колесах, с помощью которых пашут землю деревянной сохой на белых горбатых быках, как и десять веков назад.

Вообще, по моему мнению, этот проект отличался от многих других наших проектов, поскольку сроки исполнения всех этапов работ были хорошо продуманными и реальными. Конечно, были проблемы, не без этого, но времени было достаточно, так что работали спокойно и тщательно, без суеты.

Моя задача заключалась в том, чтобы «облетать» тренажер МиГ-29Б после его сборки и пуско-наладки и представить тренажер мьянманским летчикам. Визита местных летчиков ждали долго. Пришли они, когда до момента подписания акта приема-передачи оставалась неделя. Загруженность у них высокая – реальные полеты пять дней в неделю, с утра и до обеда. Ночью не летали, хотя, может быть, я просто этого не видел, но интересно, что и на тренажере с ночными сценами визуализации «летать» отказались. Вообще летчики не очень любят «летать» на тренажерах, если есть возможность делать много реальных полетов. Считают это лишним и не нужным. Только с опытом приходит понимание необходимости тренажерной подготовки, особенно по таким сложным или «экзотическим» видам полетов, как заход на посадку при минимуме погоды, дозаправка топливом в воздухе или выполнение боевых стрельб, которые в реальности в лучшем случае происходят один раз в год.

Тем не менее, летчики очень старались — летали в зону, по кругу, по маршрутам, проверяли боевое применение по воздушным и наземным целям. Особенно им нравилось летать парой. Летали строго как учили, никуда не отклонялись, не хулиганили. Обычно на тренажере так и тянет сделать то, что в воздухе запрещено – пролететь под мостом, «покрутить» пилотаж на предельных режимах, зайти на посадку по очень укороченной схеме. Но здесь все было по-другому, никаких «нарушений»: спокойно, без суеты, день за днем летчики приходили на тренажер и дотошно все проверяли. Понравилось, кажется, все. Что интересно: молодые летчики, не зная особенностей восприятия визуальной информации при отсутствии воздействия перегрузок, доложили своим командирам, что модель динамики полета на тренажере несколько отличается от реального самолета и, по их мнению, может привить ложные навыки не слишком опытным молодым пилотам. Однако принимали тренажер более опытные летчики – и по общему налету, и по эксплуатации тренажеров — и они не подтвердили оценку своих молодых товарищей. По их мнению, модель тренажера полностью соответствовала модели самолета. Это не могло нас не порадовать.

Проведя достаточно много времени в общении с местными летчиками, наблюдая за тем, как они выполняли полеты, субъективно я оценил их летную подготовку несколько слабее уровня наших российских летчиков, зато отметил строжайшую дисциплину и отсутствие склонности к «воздушному хулиганству». А еще я бы отметил их воспитание, вежливость и огромное желание научиться чему-то новому, чем они еще не владеют и чего не знают. В общем, взаимопонимание было полное, общение честное и плодотворное, так что задача была выполнена на «отлично». Так бы всегда!”


Вера ЧОБОНЯН, ведущий инженер по приборному оборудованию:

“Моей задачей в этом проекте было обеспечить подготовку специалистов Мьянмы к работе с обновленным тренажером МиГ-29Б.

С самого начала проекта было очевидно, что речь пойдет не о ремонте тренажера, а о его глубокой модернизации. Моя подготовка к обучению специалистов заказчика началась с того момента, когда все работы в рамках контракта были выполнены и успешно проведена предварительная приемка тренажера. Эксплуатационная документация на тренажер в части, касающейся оборудования, разработанного в ЦНТУ «Динамика», была ясна, и здесь вопросов практически не возникало. Сложность заключалась в изучении оборудования, поставленного РСК «МиГ», т.к. описания работы этих изделий не было, они для нас были чем-то вроде «черных ящиков». Однако с помощью наших специалистов из отдела программного обеспечения, особенно благодаря Михаилу Шапиро, в итоге удалось разобраться и с этими вопросами.

Поездка в Мьянму – моя первая загранкомандировка. Группа обучаемых, с которыми мне предстояло работать, состояла из трех человек технического персонала и двух летчиков. Конечно, обучение инозаказчика отличается от обучения российских эксплуатантов. И дело здесь не только в «трудностях перевода», хотя специфический английский язык мьянманцев, безусловно, усложнял обучение. Дополнительной трудностью было их весьма своеобразное отношение к занятиям: часть моих подопечных устроили на крыше здания тренажера «лаунж-зону» и периодически удалялись туда греться на солнышке, удобно расположившись в креслах. Приходилось возвращать их в суровую реальность, чтобы продолжать занятия. Что же касается летчиков, то они относились к обучению очень серьезно, приходили на занятия после полетов уставшие, но внимательно слушали и готовы были длительное время облетывать тренажер. В целом отношения были самые доброжелательные, никаких конфликтов в процессе работы не возникало. Обучение прошло успешно, вся группа сдала экзамены и получила соответствующие сертификаты.

Аэродром, на котором базировался наш тренажер, был скорее похож на манговую рощу, чем на секретный военный объект. У меня иногда возникало ощущение, что мы будто бы шагнули назад в прошлое. Вспоминается такой эпизод: когда нам потребовалось сделать отверстие в стене, чтобы протянуть кабели к РМИ, мы попросили перфоратор. Сначала нам прислали одного «перфоратора» — жилистого местного парня, потом на смену ему пришел второй. «Перфораторы» работали без устали, и в результате дело было сделано — стену пробили, кабели протянули.

Попав в столь необычную страну, мы, конечно, с интересом наблюдали за местным населением, за их образом жизни. Отношение к нам тоже было самым доброжелательным. В гостинице мы сначала вызывали повышенный интерес, но постепенно к нам привыкли, хотя и продолжали все также дружелюбно приветствовать нас каждый день.”


Сергей МИХАЙЛИН, слесарь механосборочных работ 6-го разряда

“Наши приключения начались еще в Шереметьево. Сотрудник аэропорта, который выдает посадочный талон и отправляет багаж, не заметив в моих бумагах отметки о том, что я лечу транзитом через Бангкок в Мьянму, по ошибке приклеил на мой чемодан не тот стикер, и это потом мне аукнется. Но это было еще не все. Двум моим товарищам также по ошибке выдали билеты только до Бангкока, а билеты из Бангкока в Мьянму «забыли». Хорошо, что мы далеко не ушли и стали проверять наши бумаги, пришлось вернуться и разбираться. Наконец все разрешилось, мы успокоились и, встретившись с нашим переводчиком, отправились дальше.

Стыковочный рейс из Бангкока в Мьянму был через 9 часов, которые мы провели в аэропорту. Можно было, конечно, куда-то съездить на это время, но кругом на дорогах были пробки, и мы решили не рисковать. Время пролетело незаметно, мы улетали в Нейпьидо в 19-25 по местному времени. Сели в симпатичный маленький самолетик, примерно на 40 посадочных мест, всего в салоне нас было около 10 человек. Взлетели отлично, нас покормили, лететь было всего 2 часа. Заходим на посадку, под нами — город. Вдруг Сергей Басов через иллюминатор увидел, как с земли из домов блеснул зеленый лазерной луч, скользнул по борту самолета, видно его было очень четко. Конечно, немного заволновались, но дальше было еще интереснее. Снижаемся, чуть ли не касаемся колесами земли, и вдруг самолет снова взлетает и начинает разворачиваться! Через какое-то время нам объявляют, что в аэропорту погасли огни, и командир экипажа принял решение, что в темноте он сажать самолет не будет. Летим обратно в Бангкок! Ну, конечно, в итоге мы понервничали, пришлось глотнуть виски, чтобы расслабиться. Примерно в час ночи сели в аэропорту Бангкока, и уже через час вылетели в Мьянму во второй раз.

Самое интересное, что на этом наши злоключения не кончились. Прилетаем в Нейпьидо, садимся, идем получать багаж. Моего чемодана нет! Тут-то мы и вспомнили Шереметьево. Мой чемодан долетел до Бангкока, а так как на нем не хватало транзитной отметки, с нами в Мьянму он не полетел. В итоге первые 4 дня пришлось как-то обходиться без чемодана. Интересно, что я еще в России сказал нашим ребятам: «Вы летите с самым счастливым человеком на свете, так что вам всем должно повезти». Так оно и вышло!

Что касается самой работы, то для нас основная сложность на этом монтаже была связана с экраном и шатром, все остальное прошло спокойно, как обычно. А вообще все наши командировки заканчиваются отлично, коллектив слаженный и каждый знает, за что он отвечает. Мы ведь как привыкли работать? Как-то раз у меня что-то не получалось, и я побежал за отверткой, которая лежала в дальнем углу, мы вообще всегда стараемся все делать быстро. Подходит ко мне Александр Николаевич Козаченко и говорит: «Серега, не бегай. Ходи спокойно. Создаешь панику, люди могут неправильно понять». И правда, они никуда не спешат: приедут на работу к девяти утра, с одиннадцати до часу – обед, а после обеда мы уже одни работали.

Когда основная работа уже была сделана, у нас появились выходные. В первый выходной решили искупаться в бассейне при гостинице. Солнце светит, тепло, на улице – 26 градусов, хоть и на дворе зима. Но бассейн был расположен так, что практически весь день, когда грело солнце, он находился в тени здания, и вода в нем не успевала прогреваться, да к тому же была проточной. Когда мы вошли в воду, народ из гостиницы вышел нас фотографировать: только русские плавают при температуре воды 10 градусов!”


Сергей БАСОВ, бригадир цеха механосборочных работ

“В аэропорту Нейпьидо нас встретил представитель ВВС Мьянмы, и, поскольку был уже час ночи, предложил переночевать в ближайшей гостинице, а утром отправиться к месту назначения. Но время терять не хотелось, и мы решили поехать сразу, тем более что езды, как нам сказали, было всего 4 часа. Представьте себе, что вы отправились из Жуковского в Бронницы через Люберцы, Дзержинский, Виноградово... Вот примерно так мы и ехали, хотя напрямую тоже была дорога, только платная. В итоге прибыли на место почти через 8 часов, зато по пути многое успели увидеть — местные деревни с их уличными ресторанчиками, местных жителей, которые смотрели на нас так, что ты ощущал себя Колумбом, первопроходцем.

Что касается самой работы, то по условиям договора каркас экрана должен был быть собран к нашему приезду, а нашей задачей было натянуть сам экран и сделать все остальное. Но приезд местных специалистов ожидался только через 2 дня, и мы решили не терять время. Когда начали собирать каркас, возникли проблемы. Оказалось, что не хватает каких-то деталей и придется изготавливать их на месте. А тамошние люди неторопливые, долго думают и вообще в принципе никогда и никуда не спешат. Поэтому весь процесс мы взяли в свои руки, тем более что Максим Григорьев отлично все это организовал, он умеет решать вопросы, требовать, настаивать, если нужно. В итоге собрали все отлично, подготовив следующий этап монтажа. Сначала работали без выходных, хотелось быстрее все закончить, ну а потом, когда появились выходные, нас немного повозили по местным достопримечательностям.

В итоге наша командировка продлилась три недели, практически мы находились в Мьянме до окончания всех работ по сборке и запуску тренажера. Как показывает наш опыт, одного или двух слесарей обязательно надо оставлять на все время монтажа оборудования. Дело в том, что в таких поездках нет понятия «своя» работа или «чужая», там взаимовыручка полная должна быть, потому что специалистов немного, и задача у всех — общая. Обычно, если возникают какие-то накладки, мы обязательно подключаемся и помогаем, а они могут возникнуть в любой момент. Ситуации бывают самые разные. К примеру, мы привезли новые проектора и должны были крепить их на старые крепления, но их там почему-то не оказалось. Решить проблему с местными специалистами не удалось, пришлось заказывать все это у нас на производстве, хорошо, что успели отправить все необходимое с последней группой наших людей, которая ехала на монтаж в Мьянму. Или другой пример: при транспортировке контейнер с кабиной тренажера где-то уронили, причем удар, судя по разрушениям, был сильным, так что нам пришлось заниматься ремонтом, устранять довольно серьезные повреждения.

Как бы тщательно мы не готовились к таким поездкам, всего не предусмотришь, всегда что-то идет нештатно и приходится искать выход из сложившейся ситуации. На этот раз проблемы часто были связаны с тем, что купить что-либо на месте было крайне сложно. К примеру, в «забытом» в Бангкоке чемодане Сергея Михайлина находился инструмент, без которого начать работу было невозможно. У местных инструмента вообще никакого не оказалось, пришлось ехать на рынок, чтобы купить хотя бы самое необходимое. Это была целая эпопея, как мы покупали крестовую отвертку. Объясняться, конечно, было непросто — словами, мимикой, жестами чтото показывали… Но в итоге, конечно, купили. У мьянманцев все находится в одном месте – рынок, магазины и пр., все это называется «молл». Если прийти туда утром, стоит ужасный смог, но не от машин, а от того, что по утрам местные жители начинают на открытом огне готовить еду в многочисленных уличных кафе. Если с утра ветра нет, то дым стоит страшный и дышать совершенно нечем… Потом, правда, привыкаешь и перестаешь замечать такие вещи.

Культурная программа тоже была, ездили в Баган смотреть пагоды, поднимались на священную гору Попа. На ее вершине стоит буддийский монастырь, в который идут паломники из всей Мьянмы. Эта гора – потухший вулкан, ее высота всего-то 750 метров, но идти вверх по ступенькам достаточно крутой лестницы было совсем непросто. Зато сверху открывались замечательные виды: с одной стороны — старый Баган, а с другой – глубокий каньон. Когда еще такое увидишь! Вообще страна очень красивая, но странно то, что почти везде много мусора, а люди внимания на это совершенно не обращают. Люди там вообще очень спокойные, никуда не торопятся, мы ни разу не видели, чтобы они скандалили или ругались, кричали или даже просто резко или громко разговаривали. Мьянманцы – на редкость спокойный народ, мы люди гораздо более эмоциональные, и для нас было удивительно на них смотреть. Живут бедно, а им все нипочем — все улыбаются, радостные, веселые, счастливые… И вправду, все познается в сравнении. У нас народ любит жаловаться, что мы плохо живем, это при том, что мы ездим на машинах, в магазинах все есть — живи, как хочешь! А счастья нет, улыбаемся редко... Оказывается, это от количества денег не зависит.”


Алексей ДРОБИН, начальник участка электромонтажа кабельных систем

“В командировке нет такого понятия «твоя» или «моя» работа, дело общее, все друг другу помогают, с этим обычно проблем не бывает. На мой взгляд, в наших дальних командировках есть другая проблема, чисто организационная: что-то не взяли с собой, потому что думали, что не понадобится, что-то просто забыли и т.д., и бывает очень неприятно выступать за границей в роли просителя, когда нужен какой-то инструмент или материал. Такая ситуация возникла и в Мьянме, когда нам пришлось с переводчиком ехать на рынок, чтобы купить кое-какие материалы. Когда мы приехали в какую-то лавчонку, в которой продавалось буквально все, в том числе и разные электротехнические вещи, наш переводчик попытался объяснять продавцу, что мы ищем. Ничего хорошего из этого испорченного телефона не вышло, хорошо, что я просто увидел и показал пальцем то, что мне было нужно. Сразу после этого у нас с хозяином магазинчика завязался чисто технический разговор, переводчика за ненадобностью отодвинули в сторону, так как мы как два технаря прекрасно понимали друг друга, объясняясь жестами и мимикой.

Понятно, что все с собой в командировку не возьмешь, и, тем не менее, какие-то основные вещи, которые могут понадобиться, всегда нужно иметь. Просто составить список инструментов и материалов, которые обязательно должны включаться в общий перечень того, что отправляется вместе с самим тренажером. Конечно, стандарта как такового нет, каждый случай может быть уникальным, но решить эту проблему можно и нужно. В принципе этот список не так уж велик, речь, как правило, идет об элементарных вещах — шуруповерт, болгарка, перфоратор, разные насадки к ним и пр. и пр. Некоторые инструменты я вожу с собой в своем личном багаже, но с этим часто возникают проблемы на границе, у меня уже пару раз из-за этого перетряхивали сумку. Кстати, так было и на этот раз, когда мы летели из Мьянмы в Москву с пересадкой в аэропорту Бангкока, где «трясут» всех подряд, потому что народ везет оттуда много добра — серебро, слоновую кость и пр. и пр.

Что касается самой Мьянмы, нам удалось в редкие выходные немного поездить по стране. Обычно в таких командировках больше путешествуешь от гостиницы до места работы и обратно, чем ездишь на экскурсии, но на этот раз мы смогли посетить много интересных мест. А вообще я часто бывал в дальних командировках и теперь гораздо спокойнее ко всему этому отношусь. Сейчас мне чаще всего не столько хочется посмотреть новую страну, сколько побыстрее выполнить свою работу и вернуться домой, тем более что здесь всегда остается много дел, которые вместо тебя никто не сделает.”


Статьи номера

Назад