Сертификация: Лед тронулся!

Сегодня в гостях у ФОРУМА — директор Центра экспертизы и сертификации авиационной техники ЦЭСАТ ФГУП «ЦАГИ», член международной рабочей группы ICAO по разработке нового международного стандарта ICAO 9625, касающегося квалификационной оценки авиационных тренажеров, эксперт ISO по стандартам в области динамики полета, член Королевского общества аэронавтики Великобритании, член-корреспондент Международной инженерной Академии Владимир Михайлович ШИБАЕВ.

ФОРУМ. Владимир Михайлович, в прошлом году «Динамика» осуществила поставку тренажера экипажа вертолета Ми-171 в учебный центр HTP Ostrava в Чехии. Заключение по квалификационной оценке тренажера давал ЦЭСАТ ФГУП «ЦАГИ». Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее, в соответствии с какими нормами проводилась экспертиза?

Владимир ШИБАЕВ. Прошел год с момента, как мы выдали заключение на тренажер экипажа Ми-171 по квалификационной оценке уровня FTD-1 в соответствии с нормами JAR FSTD-H. Поскольку тренажер планировалось поставить и ввести в строй за рубежом, то наши отечественные нормы здесь применить было невозможно.

Общий принцип заключается в том, что в каждой стране действуют свои национальные нормы, которые должны быть гармонизированы с международными стандартами. Для всех европейских стран, входящих в ЕС, таким стандартом на сегодняшний день является JAR FSTD-H. Поэтому и стоял вопрос о выдаче заключения на предмет соответствия тренажера экипажа Ми-171 определенному уровню этих норм.

Ф. Чешская сторона требовала такой документ?

В.Ш. Да. Без этого документа на самом деле не может быть выдано ни одно разрешение на использование тренажера в какой-либо цивилизованной стране.

Ф. И как этот процесс проходил?

В.Ш. Надо сказать, что он проходил достаточно трудно и болезненно. Дело в том, что, насколько мне известно, «Динамика» намеревалась получить разрешение на использование тренажера от наших российских авиационных властей и, возможно, такое разрешение было бы получено. Однако на территории Чехии разрешение наших авиационных властей не действительно. Чешской стороне требовалось получение заключения от независимой организации, которая может подтвердить соответствие тренажера определенному уровню по нормам JAR FSTD-H. И когда был сделан соответствующий запрос о том, устроит ли чешские авиационные власти заключение нашего Центра, они ответили, что да, по той причине, что ЦЭСАТ ФГУП «ЦАГИ» уже достаточно известен, по крайней мере, известны фамилии некоторых наших экспертов. В том числе это и результат моей работы в Международной рабочей группе по разработке стандартов. То, что мы сделали — это первичная квалификационная оценка тренажера. По существующим нормам, оценка может выдаваться на период не более года, после чего она должна проводиться повторно.

Ф. А почему так мало — на год?

В.Ш. На самом деле это очень много. У нас был случай, когда мы выдали оценку на тренажер легкого самолета, а через 3 месяца мне снова пришлось посмотреть этот тренажер, и пришлось сделать записи, которые прекращали действие той нашей оценки до исправления замечаний.

Оказалось, что на тренажере оторвана дверца кабины, и она уже не является замкнутым пространством, был целый ряд других изменений — так, не виден был летчиком при некоторых положениях диск, описываемый винтом самолета, и т.д., в целом все это уже понижало уровень тренажера. Таким образом, совсем не случайно то, что заключение дается сроком не более чем на один год. Оно может быть выдано и на полгода, и на 3 месяца, но максимальный срок действия заключения — год.

Ф. А как быть, если проведена модернизация тренажера?

В.Ш. Требования здесь простые: после любой модернизации должны быть проведены все виды испытаний и вновь выдана квалификационная оценка тренажера.

Даже после простого перемещения тренажера на метр формально требуется его повторная оценка в объеме не менее 30% от полного объема испытаний, при условии, что полный объем испытаний также был проведен непосредственно до перемещения тренажера.

Ф. Вот сейчас наши специалисты добавили к тренажеру экипажа Ми-171 опцию имитаторов очков ночного видения, в дальнейшем появится еще опция тренажера оператора внешней подвески вертолета — надо будет снова проводить экспертизу?

В.Ш. Да, надо снова проводить. Более того, как только добавлены дополнительные опции считается, что та квалификационная оценка тренажера, которая была выдана ранее, утратила свою силу. Это требование всех международных стандартов — и европейских, и американских, и ICAO. И в тех проектах национальных стандартов, которые мы сейчас готовим совместно с Минтрансом, это тоже написано.

Ф. А почему экспертиза делалась в соответствии с нормами JAR FSTD-H, а не ICAO 9625?

В.Ш. Дело в том, что на сегодняшний день стандарт JAR FSTD-H еще действует. Сейчас функции надзора переданы EASA, которая будет менять JAR FSTD-H на свой стандарт.

Нормы ICAO 9625 вступят в действие с конца этого года, после чего JAR FSTD-H будет пересмотрен и гармонизирован с ICAO 9625. Таким образом, и появится новый европейский стандарт EASA за соответствующим номером, это — обычная практика.

Ф. Кто решает вопрос о повторной экспертизе тренажера?

В.Ш. Вообще этот вопрос должен своевременно подниматься эксплуатантом тренажера.

Ф. «Динамика» была первой компанией, которая обратилась по поводу экспертизы тренажера в ЦЭСАТ? Или центр имел опыт проведения таких работ ранее?

В.Ш. Сегодня ЦЭСАТ ФГУП «ЦАГИ» уже имеет достаточный опыт проведения подобных экспертиз, но надо признать — честь первооткрывателя здесь принадлежит «Динамике», которая стала первой тренажеростроительной компанией в России, которая обратилась к нам на предмет проведения экспертизы и получения заключения на соответствие международному стандарту. Можно сказать, что это было закономерным велением времени. После этого прецедента события стали развиваться довольно стремительно, как говорится, процесс пошел. После этого в России квалификационную оценку получил тренажер самолета Superjet 100 компании «ГСС». Без этой оценки невозможно было начинать эксплуатацию тренажера. Во-первых, потому, что предполагается использование этого самолета на рынке международных авиаперевозок, а также потому, что за обучение и подготовку пилотов отвечает специально созданная компания SuperJet International — совместное предприятие итальянской Alenia Aeronautica, входящей в концерн Finmeccanica, и ОАО «Компания «Сухой».

И, кстати, эта процедура проводилась с согласия наших авиационных властей на проведение такой квалификационной оценки. А это уже говорит о том, что отношение к процедурам легализации тренажеров в России меняется, и меняется в направлении международных стандартов.

Ф. А кто проводил оценку, какие эксперты?

В.Ш. В данном случае оценку проводили специалисты EASA. Тренажер был принят с определенными замечаниями, которые надо было исправить. Но в целом тренажер прошел процедуру квалификационных испытаний и получил подтверждение заявленного уровня. И этот результат достигнут только по одной причине — потому, что на этапе создания тренажера нами проводилась оценка технического задания на предмет соответствия нормам ICAO 9625.

Само техническое задание было написано по заказу «Динамики», занимавшейся в то время разработкой этого тренажера вместе со специалистами «ГСС». Нами были сформулированы требования к исходным данным, которые компания «ГCC» постаралась удовлетворить, требования к объему по QTG, были указаны и определены те 120 режимов полета, которые нужно контролировать на тренажере, чтобы подтвердить его соответствие. И, собственно говоря, эти 120 режимов и проверяли международные эксперты. Поэтому именно вот эта предварительная работа, в которой «Динамика» и ЦЭСАТ ФГУП «ЦАГИ» активно участвовали, позволила выполнить в основном требования ICAO 9625, и тренажер был по этой причине принят.

Ф. А другие заказчики на проведение таких работ в России у вас есть?

В.Ш. Такая же работа проводится нами во вновь создаваемом учебном центре в Астафьево, где предполагается использовать тренажеры уровня D и тренажеры уровня FNPT 2. Экспертиза будет проводиться не в соответствии с нашими национальными нормами, поскольку они пока юридически отсутствуют, а будет проводиться на предмет соответствия международным стандартам, в частности, стандарту JAR FSTD-H. Недавно еще одна российская тренажеростроительная компания заключила с нами договор о проведении квалификационной оценки целой серии своих тренажеров. Так что процесс пошел, и это очень радует на самом деле.

Ф. Как Вы оцениваете сегодня то, что сделано?

В.Ш. Все то, о чем я рассказал — это очень большой шаг вперед, и на самом деле это свидетельствует о том пути, который прошла наша тренажеростроительная отрасль за последние годы. Наши производители тренажеров стали правильно позиционировать себя в мировом сообществе, стали понимать, что их продукты должны соответствовать международному уровню и принятым нормам. А вот то, как скоро эти нормы приобретут статус официальных в России, связано с изменениями в нашем законодательстве. На сегодняшний день поменять и ввести новые нормативные документы можно только изменив Воздушный кодекс РФ и соответствующие федеральные авиационные правила. Без изменения Воздушного кодекса даже начать создание этих норм в принципе невозможно. На сегодняшний день эти изменения внесены в Воздушный кодекс, разработаны предложения, пройдены этапы всех комиссий и согласований — Минюста, Юридического управления Президента, они находятся сейчас в Госдуме, уже проходят второе чтение. В соответствии с этим тоже какую-то часть всех этих утверждений и согласований прошли и изменения в федеральных авиационных правилах. Поэтому мы ожидаем, что где-нибудь к концу осени этого года какие-то проекты норм уже будут приняты у нас как национальные, и они будут гармонизированы с международными нормами.

Я хочу еще раз подчеркнуть, что заключение, выданное год назад компании «Динамика» по поводу тренажера экипажа Ми-171, положило начало этому важному процессу в России. Он набирает обороты с тех пор, и остановить его уже нельзя. Я всячески приветствую то, что «Динамика» в свое время провозгласила такую цель, а затем и действительно стала первой российской компанией, осуществившей сертификацию своего тренажера по международным нормам, прошла экспертизу строго и по правилам, без всяких натяжек и послаблений. Заключение было выдано по международным стандартам и нормам, оно абсолютно такое же, какое выдается в любой западной стране, сертифицирована форма такого заключения, там имеются все наши атрибуты — печати и подписи, которые гарантируют нашу определенную ответственность. Это, в частности, означает, что если что-то сделано не так, и мы выдали некомпетентную оценку, и тренажер не соответствует заявленному в заключении уровню, то мы несем ответственность, в том числе и материальную, наряду с компанией-производителем тренажера.

Беседовала Светлана ПОПОВЬЯН


Статьи номера

Назад